Краснокнижный вид

Atrophaneura alcinous в Красной книге Приморского края


Классификация: Основные группы > Invertebrates (Беспозвоночные животные) > Arthropoda (Членистоногие) > Insecta (Насекомые) > Lepidoptera (Чешуекрылые) > Papilionidae (Парусники) > Atrophaneura
Таксон  Atrophaneura alcinous (Парусник алкиной)
Русское название  Парусник алкиной

Правовой статус

ДокументПриложениеДатаНомер таксонаУказан какСтатусКатегорияДополнительно
Об утверждении перечня объектов растительного мира и перечня объектов животного мира, занесенных в Красную книгу Приморского края2002-05-14добавлен2

Описания

Издание  (2005) Красная книга Приморского края: Животные. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных.. Владивосток: АВК «Апельсин» 448 Внешняя ссылка
Таксон указан как  Atrophaneura alcinous
Категория  II: Редкий вид с сокращающейся численностью [1]. В Красной книге Российской Федерации отнесен к I категории как вид, находящийся под угрозой исчезновения. Однако современное состояние южно-приморской популяции алкиноя позволяет отнести его только к категории видов, сокращающих свою численность в крае.
Распространение  Широко распространен в Китае, Корее и Японии. В России обитает только на юго-западе Приморского края, куда заходит северной окраиной своего ареала. Колонии алкиноя известны в западных частях Уссурийского, Надеждинского, и на севере Хасанского районов. Кроме того, временные колонии и отдельные залеты бабочек отмечены в восточных частях Уссурийского и Надеждинского районов, в г. Владивостоке и на п-овах Песчаный и Янковского [2–8].
Образ жизни  Приурочен к мезофитным широколиственным и хвойно-широколиственным лесам, в которых локализован к участкам произрастания кирказона маньчжурского – кормового растения гусениц, обычно расположенном в сомкнутом древостое в узких распадках или вдоль надпойменных террас, часто – у края редин или опушек. Бабочки зимующего поколения летают с конца мая до середины июня, летнего – с середины июля до конца августа, кормятся на цветах сорбарии, аралии, жимолостей, черемухе и других цветущих растениях. Самки способны мигрировать, на что указывают случаи заселения посадок кирказона вдали от естественных местообитаний (в Ботаническом саду-институте ДВО РАН в г. Владивостоке, на п-ове Де-Фриза, в пос. Каменушка). Самки откладывают яйца по 3–5 на нижнюю сторону притененных листьев на крупные лианы и на низкорослые растения, находящиеся под пологом леса. Гусеницы держатся снизу листа, обычно поодиночке, нанося характерные повреждения в виде лентовидных фестончатых вырезов вглубь листовой пластинки [2–5]. Гусеницы летнего поколения окукливаются на стебле лианы или на соседних деревьях и кустарниках, зимующего поколения — на нижней стороне листьев, с которыми куколки опадают на землю, где зимуют в листовом опаде.
Численность  В типичных местообитаниях на 10 км маршрута обычно встречается 4–10 бабочек, в зарослях кирказона в период активного лета на участках протяженностью 100–200 м насчитывается до 15–20 особей [4]. Распространение вида в Приморье ограничено, по-видимому, только наличием кормового растения гусениц, т.к. все известные естественные насаждения кирказона маньчжурского [9] заселены алкиноем. В связи с сокращением запасов кирказона в результате бесконтрольной заготовки в качестве лекарственного сырья общая численность алкиноя, вероятно, снижается. Так, колонию у с. Филипповка (Хасанский район) в последние годы обнаружить не удалось. Тем не менее утверждать, что в Приморском крае вид уже находится на грани исчезновения [10,11], нет оснований.
Охранные меры  В заповедниках Приморского края колонии кирказона маньчжурского и алкиноя отсутствуют. В целях охраны этого и многих других редких видов животных и растений, составляющих уникалые экосистемы Борисовского плато, целесообразно заповедование этой територии, либо создание специального заказника кирказона, что уже было рекомендовано Красными книгами СССР и РСФСР [6,10,12,13]. Необходимо иск лючить возможность обработок ядохимикатами лесных массивов, населяемых охраняемым видом, и ограничить заготовки кирказона.
Ссылки  1. Мартыненко, Глущенко, 2000; 2. Кононов, 1968; 3. Куренцов, 1970; 4. Беляев и др., 1989; 5. Коршунов, Горбунов, 1995; 6. Коршунов и др., 1985а; 7. Мартыненко, 1996; 8. Мольтрехт, 1929; 9. Харкевич, Качура, 1981; 10. Свиридов, 1983б; 11. Никитский и др., 1989; 12. Куваев и др., 1978; 13. Денисова, 1985.
Составители  Е.А. Беляев, Е.В. Захаров